Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь
Говорить Україна / Новости
реклама
ср, 28 ноября, 15:12 2528

Алексей Суханов: "Я ехал сюда не с мыслью “на сезончик подкалымить – и обратно в Москву”

Ведущий "Говорит Украина" - о житейских темах в телеформате, производстве ток-шоу и своем опыте на российском ТВ

Preview-Suhanov_MG_310Русскоязычное ток-шоу "Говорит Украина" - успешный с точки зрения рейтингов телепроект, твёрдо закрепившийся в сетке. В эфире телеканала "Украина" программа выходит уже восемь месяцев. Особенностью формата стали социально-скандальные темы с жёлтыми "хедлайнами", оперативное освещение актуальных событий, табу на актёров в креслах гостей студии и человечный ведущий Алексей Суханов, который при помощи психологов настраивает участников ток-шоу на откровенный разговор.

Канал "Украина" первым на украинском коммерческом ТВ запустил ежедневное вечернее социальное ток-шоу (правда, не в прямом эфире, а в записи). Вслед за ним за этот жанр взялся "Интер" ("Про життя" с Андреем Пальчевским). Очевидно, оценив их опыт, телеканал СТБ начал подготовку своего проекта "Один за всех". Ток-шоу с Дмитрием Карпачевым стартует на СТБ 4 декабря, но выходить оно будет всего лишь раз в неделю.

Но вернёмся к "Говорит Украина". В его производстве участвуют десятки специалистов компании The Show Time Production. Помимо украинской команды, задействованы телевизионщики из России: режиссер-постановщик Герман Ефимов, оператор-постановщик Станислав Романовский, художник по свету Александр Бельков, художник-постановщик Борис Мухин. Несмотря на насыщенные графики, The Show Time Production рассматривает в перспективе производство ток-шоу в прямом эфире.

Ещё один специалист из России, телеведущий Алексей Суханов, не разделяет телезрителей по гражданству, обозначенному в паспортах. В настоящее время он совмещает работу на телеканале "Украина" с должностью ведущего новостей РЕН ТВ, но говорит, что любит Киев и верит: помимо рейтингов, ток-шоу помогает украинцам решать насущные проблемы. Шаг за шагом Алексей Суханов становится всё более интегрированным в новую для него страну. Летом этого года он был ведущим фестивальных церемоний Одесского международного кинофестиваля и будет одним из распорядителей вручения "Телетриумфа". Кстати, ток-шоу "Говорит Украина" претендует на победу в трёх номинациях национальной телепремии: "Дизайн студии", "Общественно-социальное ток-шоу" и "Режиссёр/постановщик (режиссёрская группа) телепрограммы" (Герман Ефимов).

В процессе подготовки интервью "Телекритике" удалось встретиться с Алексеем Сухановым дважды. И оба раза ведущий произвёл впечатление открытого собеседника - так что, предполагаем, играть "человека" в студии ему не приходится. Чем он занят в процессе подготовки программы на самом деле, самый узнаваемый участник команды "Говорит Украина" рассказал в интервью ТК.

"Зрителей интересуют в первую очередь житейские подробности"

- Алексей, ток-шоу "Говорит Украина" уже более полугода в эфире телеканала. Какие достижения проекта за этот период считаете самыми важными?

- Мы помогли людям, конкретным героям нашей программы. Их пока немного, проект начал выходить недавно. Но даже если бы речь шла об одном человеке, это уже большая заслуга любой программы. А у нас таких героев, которым помогли, наберётся с пяток. И это уже очень большой результат.

- В чём именно помогли?

- В решении конкретного вопроса, проблемы, с которой они пришли к нам в студию.

- Какие темы проекта оказались самыми резонансными?

- Самые жестокие и самые кровавые... И, честно говоря, это несколько удручает. Но если нашим зрителям нравится, значит, будем и об этих темах говорить. Не забывая и о других, конечно.

- В чём изменилось ток-шоу по сравнению с первыми выходами?

- Ведущий стал более расслабленным. В хорошем смысле слова :) Ведущий стал человеком, который способен слушать не только на эмоциях, но и включать голову.

Первые программы у меня были очень эмоциональные. Эмоции тоже остались, но я постарался взять себя в руки. У меня было время научиться слушать, понимать и слышать.

- На этапе запуска проекта обсуждалось, что со временем ток-шоу будет выходить в прямом эфире. Известны ли сроки, в которые это возможно сделать?

- Мы рассматриваем такой вариант. Пока не готов назвать сроки, решение будет принимать руководство телеканала. Мы идём к тому, чтобы работать в прямом эфире, хотя, конечно, такие шоу обычно делаются в записи. Так что будем новаторами и экспериментаторами.

- Название программы - "Говорит Украина". Расскажите подробнее о формате и вашей роли в проекте: кто говорит - вы или вся редакция? :)

- В названии заложено то, что говорит вся Украина, в проекте отражена позиция страны - тех людей, которые каждый день живут и общаются друг с другом, которые делают эту жизнь. А моя задача как ведущего - поставить вопрос и попытаться получить на него ответ.

Я работаю на очень важном социальном ток-шоу - не жёлтом, - и я обязан разбираться в проблеме, о которой мы говорим. А иначе зачем работать-то? Есть много других телепроектов, на которые меня приглашают. К ним и готовиться-то не надо: сходить к косметологу, подтянуть морщины, выспаться - и вперёд. Но мне так неинтересно работать.

Наша программа не попса, у неё есть цель помочь, и если не найти конкретного решения проблемы, то, по крайней мере, обозначить, какие пути и какие выходы есть, научиться и научить чему-то.

- В выпуске 30 августа, посвящённом памяти Богдана Ступки, было много житейских подробностей из биографии актёра - начиная от того, как его супруга реагировала на большие бюсты актрис, с которыми снимался Богдан Сильвестрович, и заканчивая знаменитым фото в компании Виктора Марущенко в тёмном переулке. Такие, слегка скандальные аспекты, востребованы телеаудиторией. Не рассматривала ли команда и другие варианты при подготовке этого выпуска? Ведь был шанс сделать, возможно, не такое эмоциональное шоу, а социально значимый и познавательный выпуск - скажем, о том, каким известным, важным для культуры Украины людям в своё время помог Богдан Сильвестрович...

- Зрителей интересуют в первую очередь житейские подробности. И меня это интересует. Потому что Ступка - он прежде всего Человек, а не народный артист. Это человек, у которого были свои слабости, свои откровения и своя искренность, своя честность. И мы говорили о Ступке-человеке, а не о чём-то таком божественном. И этих фотографий он не чурался, кстати - это нормально, по-человечески. Это нормальные детали, наполнение жизни, которые характеризуют Ступку в данном случае как Личность.

- С другой стороны, широкой аудитории не очень известно о том, как Богдан Ступка помогал актёрам, украинской интеллигенции. Этот аспект в фильме не отражён...

- У нас всего 38 минут эфира и рассказать о многогранной личности во всех подробностях - сложно. К тому же проект - это не только творчество, но отчасти ещё и бизнес. Мы ориентированы на золотую середину: чтобы это было и рейтингово, и интересно зрителям. Честно вам отвечаю, я искренний человек.

- В студию ток-шоу порой приходят гости из России. Скажем, в одном из двух оперативно подготовленных выпусков о Femen принимал участие протодиакон Русской православной церкви Андрей Кураев, который прибыл в Украину "специально для ток-шоу". Сложно ли было его пригласить, как и других известных людей из России, в студию? Чем вы их мотивируете? :)

- Люди из России у нас бывают, когда находятся в Киеве с концертами и спектаклями. Между выступлениями они с удовольствием приходят на ток-шоу "Говорит Украина". Специально мы никого не возим, в Украине достаточно звёзд и персон, к которым прислушиваются. Их очень ценят и любят: как только они заходят в студию, их встречают аплодисментами, никто ни разу не вошёл лишь под стук собственных каблуков.

А чувствуем-то мы одинаково - украинцы, русские... Все мы умеем любить, негодовать, испытывать другие чувства и эмоции, вне зависимости от гражданства и национальности.

- Какой телевизионный опыт пригодился в разработке формата шоу? Что заимствовали у "Окон", "Пусть говорят" или других программ российского телевидения?

- Из "Окон" мы ничего не брали, это проект с выдуманными историями и актёрами, а у нас всё честно и живо, у нас истории из жизни.

Перед стартом мы провели на телеканале "Украина" глобальное исследование интересов украинского зрителя: что он ценит, что ему хочется видеть, какие темы для него важны. То есть, брали уже раскрученный и отработанный во многих странах формат ток-шоу и подстраивали его под интересы и вкусы украинского зрителя.

Для меня как информационного ведущего всегда было важно актуализировать и обострить. И в этом мы никого не копировали. Хотя некоторые утверждают, что я очень похож на Андрея Малахова. Ну, не знаю, чем я похож. У меня большой нос, у него нет. Мне больше лет, он помладше. У него длинные волосы, у меня короткие. Он говорит быстрее, а я медленнее, как видите.

У меня свой подход, другое видение... Мне всё время говорят: "Надо, чтобы это всё быстро, драйвово было". Но не всегда можно идти драйвово, потому человеку в студии нужно привыкнуть к тому, что происходит. Для него это новое место, он приходит со своей болью. Иногда с ним нужно просто поговорить!

В меню: "в понедельник убийство, во вторник социальная проблема, в среду трагичная автокатастрофа..."

- В каком темпе записывается программа и сколько есть времени, чтобы разобраться в теме?

- Времени достаточно, 24 часа, которые есть в сутках, у меня никто не отнимал. А ещё жизнь научила меня правильно организовывать свой рабочий день.

- Сколько редакторских групп работает над ток-шоу?

- Групп восемь. Работают потрясающие люди, очень сильные и редакторы, и продюсеры. Я сам добываю какую-то дополнительную информацию - в интернете ищу, в прессе. Ещё с первых выпусков очень люблю выезжать на место событий. К сожалению, не всегда это удаётся. Но бывает просто необходимо - как в выпуске о том, как пропал пациент Боярской районной больницы. Однажды ночью он бесследно исчез, а через два месяца его нашли в пятистах метрах от больницы... Каким образом он пропал? Я прошёлся по лесной посадке, где нашли тело Владимира. Зашёл в больницу, спокойно там находился. После этого главврач утверждал, что в больнице надёжная служба охраны, которая никого лишнего не пропускает. Я говорю: "Как же не пропускает? Я спокойно прошёлся по всем этажам, мог зайти в любую палату".

- Как и кто определяет тематику выпусков? Из каких приоритетов исходите?

- Мы исходим из актуальности и остроты проблемы, из её значимости. А определяет их жизнь, сами украинцы, которые сталкиваются с этими проблемами. Если одни из наших героев потеряли девятимесячную малышку и не могут добиться уже незнамо сколько времени правды и справедливости, это тема для нас. Потому что в такой ситуации может оказаться каждый.

Над аспектами выпусков работает команда - ведущий, шеф-редактор, продюсеры.

- Как вы комбинируете все эти идеи?

- Есть такое понятие в информационном пространстве - вёрстка. Есть ломанная вёрстка - политика, социалка, какой-то конфликт, потом опять - политика, паркетные мероприятия, какой-то драйв, крутая картинка-экшн, а потом скандал. Это всё равно что на комплексный обед придти: салат, первое, второе, чай и десерт. И хочется всего разного... Вот и мы так. В понедельник убийство, во вторник социальная проблема, в среду трагичная автокатастрофа, в четверг - тема, вызывающая улыбку. Мы должны предлагать совершенно разные темы, чтобы зритель, включая телевизор, смотрел и видел - жизнь калейдоскопична. И что есть проблемы, но это проблемы в совершенно разных сферах.

- Задача программы если не решить проблему, то помочь разобраться. Но названия выпусков больше настраивают на скандалы: "Туалетный ребёнок", "Сукины дети", "Части тела"... На что вы готовы ради рейтинга? :)

- В информационном вещании это аксиома, что тему нужно сформулировать как можно острее и интереснее для зрителя. Пусть даже провокационно. Но нужно понимать, когда мы говорим о провокации, а когда - о скандале и дезинформации. Провокация очень важна для ведущего. Задать острый неудобный вопрос или, наоборот, польстить человеку, чтобы его расслабить, - это тоже провокация.

На что я готов ради того, чтобы программа развивалась? Я готов быть более дипломатичным с чиновниками. Я их очень не люблю, они живут в параллельном мире, и мне это не нравится. Мне не нравится, что люди, которые должны заниматься честной работой, ею честно не занимаются. И ещё очень редко соглашаются участвовать в эфирах. Они боятся откровенности, мне это не нравится. Иногда я себя перестаю контролировать в разговоре с ними, это моя слабая черта :)

- Наоборот, сильная.

- Но ведь их так можно вообще распугать. Я действительно могу сказать очень резко и жёстко, и здесь нужно быть с этим очень осторожным. Потому что нужно мягко стелить, чтобы было жёстко спать. Хотя зла на чиновников не хватает совершенно.

- Комфортно ли вам задавать участникам программы вопросы, задевающие их личную жизнь и, возможно, психологические травмы?

- Гости, которые к нам приходят, чаще всего пережили очень большую боль. И они соглашаются ещё раз рассказать об этом, чтобы показать, что такие проблемы есть. Во-первых, мы всегда общаемся перед эфиром, и я предупреждаю, что им придётся вспомнить эту историю, как бы сложно им ни было. И я благодарю их за то, что они пришли. Перед этим с ними работают психологи. И после эфира с ними тоже работают психологи.

Эти люди не брошенные, это не использованный нами материал. Мы их не "юзаем", мы стараемся их поддерживать.

- Чем отличается реализация украинской истории от российской в формате ток-шоу?

- В России больше экспертов и больше ньюсмейкеров. И они там более говорливы: там много ток-шоу и программ, в которых они так или иначе рано или поздно появляются, приобретая опыт сотрудничества и общения. В Киеве же, случается, блестящие специалисты - психологи, психотерапевты, зуботехники, венерологи - в жизни прекрасно разговаривают, а в студии немножко теряются.

"Меня очень многому на НТВ научили, и лично Миткова"

- Больше ли свободы слова ощущаете на украинском телевидении? И любой ли вопрос можете задать в студии?

- Руководствуясь нормами приличия, я могу задать любой вопрос.

- Я вам сейчас припомню случай 2007 года, о котором вам часто напоминают. Так что, может, не буду в этом оригинальной...:)

- Про "Газпром", что ли?

- Нет, про Невзорова. Он назвал оппозицию, участвующую в "Марше несогласных", калом собачьим, а вы ничего не сказали в ответ.

- Здесь такая история. Я об этом очень долго не говорил, но теперь за сроком давности можно открыть всю эту правду.

Иногда в телевизионных эфирах за кадром бывает свистопляска, и ведущему, с "ухом", приходится непросто. В момент, когда мы вывели в эфир гостей, в частности, Александра Глебовича, начался жуткий переполох. Потом в эфир должен был выйти очень важный информационный сюжет, а его не было - в аппаратной потеряли. И все стали искать, началось чёрти что. Режиссёр кричит, шеф-редактор кричит, монтажёры кричат, ассистенты режиссёра... При этом они забыли, что у ведущего есть "ухо" и он всё это вынужден слушать. В тот момент я не слышал доброй половины того, что сказал Невзоров.

После этого, конечно, была проведена работа над ошибками, и все, кто заслужил, получил хороших люлей. Но я попал в такую... как бы это помягче сказать... неприятную ситуацию. Не знаю, кто в этом виноват. Отчасти, наверное, я. Может, нужно было в эфире просто сказать: "Александр Глебович, извините, там у нас чёрти что творится в аппаратной, прошу тишины!".

- В течение пяти лет вы работали на НТВ. Интересно ли вам было с командой, оставшейся после переломного момента в 2000-м, когда оттуда ушло много людей?

- Ушли люди со старой команды НТВ. И, как показало время, эти люди не были такими уж идейными, какими себя выдавали. Потому что иные из этой старой команды НТВ сейчас замечательно успешно работают на Первом канале и делают вполне подобострастные сюжеты, и ничто их не смущает.

Поэтому вопрос об идейности мы сразу же закроем, а вопрос о профессиональности откроем. Ведь после ухода доброй части команды на НТВ остались профессионалы высокого уровня. Осталась Миткова, которая, на мой взгляд, сейчас является лучшей телеведущей. Есть у меня ещё три - Ольга Белова и Юлия Панкратова, Ольга Волкова, но Миткова - абсолютнейшая прима российского телевидения до сих пор :)

Осталась другая часть команды, может быть, вторые эшелоны, как их называли. Но это были очень профессиональные люди, которые прошли школу НТВ. Эта школа меня и держала. Я хотел работать среди этих профессиональных людей, и я работал. И я горжусь, наверное, тем, что благодаря НТВ я сформировался и состоялся, как бы это нескромно ни звучало, в профессиональном плане. Меня очень многому на НТВ научили, и лично Миткова. Я её считаю своей учительницей и в работе, и в жизни. И за эти пять лет я понял, в принципе, как нужно делать новости и как нужно относиться к профессии. Ну а потом так складывались обстоятельства, что мне стали делать предложения о работе...

- Что больше всего запомнилось за эти пять лет?

- Я до сих пор горжусь, что работал в прямом эфире в самые критические моменты. И штурм Дубровки пришёлся как раз на наш утренний эфир, и теракт в Беслане...

Штурм начался в 13 часов с копейками, в тот самый момент, когда мы связывались в прямом эфире с нашим собственным корреспондентом Русланом Гусаровым. Прозвучали два хлопка, я спросил: "Руслан, что там происходит у вас?". Он ответил: "Алексей, я пока ничего не понимаю, но, видимо, начался штурм". И понеслось, мы шесть часов были онлайн в эфире. И ребята, и я это выдержали благодаря школе НТВ. Это круто, просто круто. Я могу теперь всем говорить в глаза о том, что я могу работать в прямом эфире. И вряд ли кто меня сможет поддеть в этом смысле. Хренушки.

- В этот пятилетний период наверняка были случаи давления, цензуры. Как вы на них реагировали?

- Это замечательно. Это современная журналистика в России, когда ты намёком и полунамёком, вёрсткой добиваешься всё равно своего. Эзоповым языком таким - это очень интересно. Я даже рад, что Россия в какое-то время прошла такой период исторический - влияние политическое на телевидение, на СМИ, цензурирование. Это в каком то смысле замечательно. Потому что это научило журналистов быть профессиональными и добиваться всё-таки своего.

- Вы были также ведущим проекта "Валентина Матвиенко. Диалог с городом". Чем запомнились диалоги с губернатором?

- Запомнились откровениями. Валентина Ивановна, она при всей своей "железности" очень даже нормальный человек. И она очень даже адекватно воспринимает критику. И я тоже не был удобным в этом смысле, всегда пытался докопаться до чего-то. Другое дело, что, конечно, там окруженьице дай Боже было, с которым очень сложно было справиться. Сама Валентина Ивановна всегда выступала на моей стороне и всегда отвечала на поставленные вопросы и уточнения. Это не было подготовлено. Но короля, к сожалению, делает свита.

- А ещё вы полтора года работали на телеканале "Дождь". Какая атмосфера там царила на этапе запуска проекта?

- Во-первых, это был абсолютно новый канал по своему формату, такого ещё не было в России. И это было очень интересно. Это как ребёнок - он родился, и все в восторге: "Уси-пуси, маленький-хороший, замечательный". А через год уже хочется, чтобы у этого ребёночка был осмысленный взгляд, чтобы он делал попытки к тому, чтобы встать, начинать как-то если не ходить, то хотя бы на коленках ползать, узнавал маму и папу.

С "Дождём" пока такого не происходит, и, на мой взгляд, "Дождь" пока спасает только то, что происходят какие-то события, которые позволяют ему жить и держаться на плаву. Визит Медведева, громкое интервью с пресс-секретарём нынешнего главы правительства Песковым, протестные акции - на этом фоне "Дождь" держался, потому что он всегда передавал протестные настроения. Но прошло уже более трёх лет, и за это время "Дождь" не показал никакого нового проекта, он не развивается почему-то. Я ушёл в конце 2011 года, когда он превратился в канал летучек и совещаний. И мне это не нравилось. Я хотел, чтобы люди там работали и развивались. А журналисты, которые там работают - начинающие студенты МГУ - они не развиваются.

Мне очень нравится команда, я очень люблю "Дождь", и мне там было очень уютно. Мне было просто офигительно: я ехал на работу и всегда улыбался. Но меня всегда напрягало то, что там слишком много фантазируют, не сопоставляя с реальными техническими, материальными и трудовыми возможностями. Это очень плохо: когда ты что-то такое напридумываешь для своего утреннего эфира, и на 95% этого не происходит. И потом я всех по матушке выстраиваю. А как ещё?

- Вы жёсткий в работе?!

- Я очень жёсткий в работе. И на меня некоторые с непривычки даже обижаются. Но это же я в работе жёсткий, а в жизни я, на самом деле, очень-очень добрый. Нормальный парень я, но меня с детства приучили: или делать хорошо, или не делать никак. Всё.

- Как руководство РЕН ТВ относится к тому, что вы сотрудничаете с украинским телевидением?

- Оно радо.

- Как оцениваете своё сотрудничество с телеканалом "Украина"? Не планируете ли переезжать в Киев насовсем?

- Если сделают хорошее предложение, чего ж не приехать! Я уже и квартиру здесь подыскал хорошую.

- Не купили?

- Нет. Пока ещё не заработал :)

Я очень люблю Киев. Моё знакомство с этим городом состоялось три года назад. Я приехал зимой, и у вас был Черновецкий с сольными выступлениями. Когда он говорил, что ему некогда убирать улицы, потому что он как раз был занят делами с Марсом, когда он делал платными вход на кладбища, когда он устраивал платные обеды с собой... Город стоял в жутком снегу, было очень холодно, но я влюбился в Киев. В этом городе есть его суть, его история - то, чего уже не осталось в перестроенной Москве. Киев совершенно другой. Это город, лишённый столичного лоска.

Киев - нетипичная столица. Если вывести отсюда все эти административные службы, ведомства, этот город не потеряет своей уникальности. Потому что он пропитался историей.

К тому же, я ехал сюда не с мыслью "на сезончик подкалымить - и обратно в Москву". Я хочу работать, и я хочу, чтобы проект "Говорит Украина" продолжал выходить здесь. И я сейчас его делаю честно и искренне, и буду продолжать это делать. А уж как украинцы это воспринимают... Я же знаю, как здесь к варягам-москалям относятся. Я читаю форумы. Но я всегда выступал за то, чтобы ведущих на телевидении не по гражданскому принципу делили, а по профессиональному. И для меня сейчас самое главное - как воспринимают программу "Говорит Украина" в целом. Посмотрите на рейтинги - за полгода наше ток-шоу вышло в лидеры! Потому что мы делаем всё по-честному, по-настоящему. В нашей программе пульсирует сама жизнь.

Справка "Телекритики"

Алексей Суханов родился 4 января 1974 года в городе Иваново. Окончил отделение менеджмента Московского государственного института коммерции.

Карьеру начал на областном радио Иваново, по итогам конкурса получив должность ведущего. Позже работал на ивановском областном ТВ. После курсов повышения квалификации в Москве стал корреспондентом службы информации радиостанции "Маяк". Далее в качестве радиоведущего сотрудничал с московской радиостанцией "Сити-FM".

С июля 2001 года по 2006 год был ведущим утренних и дневных выпусков программы "Сегодня" на телеканале НТВ.

Вёл выпуски вечерних новостей, ток-шоу "Большая страна" и информационно-аналитической программы "Главное" на российском Пятом канале (2006-2009).

Был лицом "эксклюзивного проекта Пятого канала, доступного телезрителям Петербурга и Ленинградской области" - "Валентина Матвиенко. Диалог с городом" и соведущим регионального проекта "Петербургский час". В сентябре 2009 года оставил программу после того, как один из участников проекта, глава Комитета экономического развития Петербурга (КЭРППиТ) Сергей Бодрунов обвинил ведущих в том, что "Петербургский час" работает в интересах оппозиции, а зрителей назвал "быдлом".

В течение года, с 2010 по 2011-й, был ведущим телеканала "Дождь" (проекты "Здесь и сейчас", "Утро на "Дожде").

Вёл программу "Технологии будущего" на телеканале ТВ3.

С 12 декабря 2011 года является диктором "Новостей 24" на канале РЕН ТВ. С 16 апреля, в результате международного кастинга, стал ведущим ток-шоу "Говорит Украина" на телеканале "Украина".

Елена Коркодым

Источник: Телекритика

загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...

Популярные новости